Рассказ о паломничестве на Святую Гору Афон в 2019 году

1. Призыв и устремленность на Афон

В феврале текущего года,  в одном из подмосковных храмов на столе для раздачи книг прихожанам увидел  Акафист Пресвятой Богородице в Честь Иконы Ея АФОНСКАЯ («ЭКОНОМИССА»).  Никогда раньше не видел такой акафист и решил взять его для ознакомления. Оказалось, промыслительно...

Через пару месяцев после получения Акафиста мне раздается звонок от Никиты - энергичного молодого предпринимателя, несколько лет назад инициировавшего совместный миссионерский IT-проект. Проект мы не довели до окончательной реализации, но получили определенный коммуникационный и духовный опыт. Мы изредка переписывались в «вацапе» и с тех пор не виделись. Оказалось он  активно воцерковляется, после наших  тогдашних монастырских паломничеств, творческих и духовных поисков:

«Собираюсь поехать в ближайшие дни на Афон, приглашаю вас в свою  компанию! - Говорит мне по телефону Никита. «Как-то неожиданно, - отвечаю. Да у меня и загранпаспорта, и денег нет на поездку. «Не переживайте, все решается!» - поддерживает Никита.«Как уж духовник благословит» - говорю.

Прочитал, пригодившийся Акафист Иконе «Афонской» («Экономисса») и его особый рефрен: - «Радуйся, Пресвятая Богородице Дево, Святыя Горы Афона и всея вселенныя православных обителей Всечестная Игумение», - звоню духовнику: - Приглашает друг с собой в паломничество на Афон.

Он спрашивает: - Но мы же не находимся в духовном общении с Константинополем? - Мы поедем к русским монахам! - Отвечаю.

- Только не в Страстную седмицу! Хорошо. Думаю, не  запретил.  А если Богородица благословит и есть воля Божия - все получится! Начинаю ежедневно читать Акафист  Пресвятой Богородице «Афонская» («Экономисса»). «Радуйся, Пресвятая Богородице Дево, Святыя Горы Афона и всея вселенныя православных обителей Всечестная Игумение»

       Действую. Срочно заказываю загранпаспорт. Никита говорит, что время поездки нужно согласовывать с греческим гидом и друзьями, которых он  пригласил. Но гид может, только, в ближайшие дни текущего месяца. Как только стали готовы паспорт и виза, звоню Никите. Отвечает:

- Еще гид и друзья не подтвердили  удобные сроки и свою готовность.

Предлагаю свой вариант: - Если с  гидом не получается  можно попробовать своим ходом, самостоятельно.Никита согласился. - Давайте сроки и маршрут согласовывать. Как всем удобно будет, выедем дня на три своим ходом.

-Всякое может случиться, подстрахуемся, говорю, давай уж на четыре дня.

Спрашиваю Никиту: - А вообще как возникла идея афонского паломничества? Какие задачи собираешься решить, во время поездки? Он пояснил.- Встретиться с кем-нибудь из афонских духоносных старцев для получения ответов на судьбоносные   вопросы. Посетить особые афонские места. Почувствовать самому «секреты» тысячелетней духовной привлекательности Святой Горы.

Для такого сжатого во времени паломничества задачи казалось не разрешимые. Думаю, получится ли все это организовать? Надо спросить афонитов! Набираю телефон отца Салафиила (Филипьева), который последние годы находится в затворе, в своей афонской келье. Он живо откликнулся, прежде всего, развеял мои внутренние сомнения в том, какая от меня польза, если гид все лучше меня смог бы обеспечить в нужные сроки? Зачем мне ехать, если вопросов  к Игуменье Святой горы и к афонским старцам у меня нет?

Отец Салафиил сказал: «Друг к тебе обратился за поддержкой - это раз. Во-вторых, у тебя нет вопросов?!  У Игуменьи Святой Горы Пресвятой Богородицы к тебе есть вопросы!»

Далее отец посоветовал с кем связаться, чтобы нас встретили в Салониках, и разместили в Уранополисе. Дал контакты от кого получить помощь в трудных ситуациях. Предложил, с какого монастыря начать столь сжатое во времени паломничество. Напоследок смиренно напомнил, что принимает и направляет паломников по Святой Горе сама Её Игуменья - Пресвятая Богородица.Надо смиренно вручить себя в Её Благословляющие руки.

Часто мы в мирской суете забываем некоторые духовные аксиомы. Одна из них: - На Афон не собираются, а когда призывает игуменья Святой Горы, берут  и едут.

Далее, примерный план посещения Святой Горы - «свою логистику», отсылаю Никите. Добавляю пояснения отца Салафиила. Никита смирился, хотя предложения гида были для него более заманчивы.

Следующим шагом стали решать вопросы с Диамонитирионом (разрешением для въезда на Афон). Поискал в интернете, как оформляют Диамонитирион в турфирмах, в паломнических службах. Коммерческих предложений за приличные деньги предостаточно.  По совету одного паломника  написал в Русский Свято-Пантелеймонов  монастырь на Афоне с просьбой  сделать приглашение на четырех человек. Пришел ответ заполните анкету и ждите ответа в течение пяти дней. Но, в любом случае, разместить в монастыре до июня не сможем.  Посмотрел, внимательно, анкету, заметил ошибку,  поправил свои паспортные данные и выслал вслед  только от себя лично с извинением и пасхальными поздравлениями. Попросил сделать приглашение для въезда без размещения в монастыре, хотя бы на один день. Ответ пришел сразу: - «Приглашение оформлено». Переслал форму обращения, адрес и анкету Никите. Он отослал запрос. Ему пришел такой же ответ, заполните анкету и ждите ответа в течение пяти дней.

Время пролетело быстро, уже идет светлая седмица, май... Съездил в Беларусь, поздравил сына с днем рождения, проведал дочку и внука в Петербурге. В Беларуси в своих книжках наткнулся на книгу стихов «Последний Афон» еще инока Всеволода (Филипьева) (нынешнего монаха Салафиила). Открыл книгу на стихотворении «Византийское время» и  сфотографировал его на телефон. Взял так же из Беларуси, подаренный когда-то мне, Акафист иконе Божией Матери «Троеручица». Живя в Москве в середине 90-х, часто ходил на Болгарское подворье к чудотворному списку этой иконы, прося помощи   в реализации множества своих проектов. В то время не интересовался особо историей этой иконы.Оказались все эти действия промыслительными...

У  друзей, приглашенных Никитой, что-то не складывалось с поездкой. А Никите тем временем пришел ответ из Свято-Пантелеймонова монастыря: - «Готовы пригласить. Но до июня нет возможности  разместить в монастырской гостинице».  Мы это восприняли как сигнал к действию. Никита заказал авиабилеты. Пора лететь! 

2. Вылет и прилет

 Взял посылочку - книги и баночку любимого варенья - для отца Салафиила от его мамы Татьяны Васильевны и, к указанному в электронном билете времени, прибыл  в Шереметьево.

С Никитой встретились уже на паспортном контроле. Не виделись, как оказалось, три года, а ощущение было, что расстались только вчера. Сели в полупустой самолет, нам предложили занимать удобные для нас места.

         Около семи тридцати вечера приземлились в Салониках. Нас встретил спокойный аэропорт курортного города с запахами уже недалекого моря, цветением афонских весенних цветов. Рекомендованный о. Салафиилом, водитель Александр - русскоговорящий грек из «советских», как он сказал,   Ессентуков, живущий с начала 90-х в Греции. Ждал нас и дружелюбно, гостеприимно встретил на хорошей  машине. За пару часов с «русским патриотом», каким оказался Александр, мы домчались с ветерком  до Уранополиса. Александр подвез к недорогой гостинице, находящейся рядом с «визовой афонской службой», где с четырех тридцати утра уже начинают оформлять Диамонитирионы. Затем завел в рядом стоящую таверну на морском берегу, где нас быстро накормили сытным рыбным супом и настоящим греческим салатом. Немного переевшие, мы вернулись в гостиницу, чтобы рано утром, получив Диамонитирионы,  отправиться в монашескую республику.

 

3. Начало приключений

 

После довольно прохладной и дождливой Москвы, из которой мы вылетали, в теплую греческую ночь не спалось. Наш двухместный  номер маленькой частной гостиницы, находился на втором этаже,  балкон был открыт на стоянку машин перед «визовой афонской службой». Всю ночь автобусы и машины высаживали паломников и  громко звучали их возбужденные голоса. Балкон закрывать не хотелось т.к.  свежий морской воздух спасал от духоты. Но под утро из-за паломнического гомона все же закрыл балкон, чтобы чуть-чуть поспать. У Никиты нервная система оказалась покрепче, он быстро заснул. Договорились встать в шесть утра и идти за документами и билетами. Первый паром отправлялся в шесть тридцать, успеваем. После получения Диамонитирионов и покупки билетов, мы должны были предупредить лодочника - отца Сергия, чтобы он в определенное время забрал нас на афонской пристани Иваница.

 Хотя были заведены будильники на установленное время, просыпаемся раньше от лучей солнца и шумной очереди паломников. Спускаемся в «визовую службу». Очередь уже рассеялась, с волнением подходим к свободным окошечкам, предоставляем свои загранпаспорта. Афонский паспортист, посмотрев  свой компьютер, отсылает в печать мой Диамонитирион и показывает, где заплатить регистрационный сбор.  Мою радость от получения «афонского паспорта» омрачает отсутствие в базе данных, приглашенных на Афон, Никиты. Выходим на улицы. Толпы паломников спешат к, отходящему на Афон, парому. Срочно надо принимать решение, как действовать дальше.

Первое предложение - мне срочное выезжать в  Русский Свято - Пантелеймонов  монастырь и на месте решать вопрос о Никитином приглашении. Несмотря на раннее время, шесть утра, начинаем обзванивать всех афонских знакомых.  Все спросонок, предлагают за пару дней решить вопрос Диамонтриона на коммерческих условиях.

 

4. Первая чудесная помощь

Отослали срочно эл. письмо в монастырь. Ищем  телефонных монастырских контактов. Тут вспоминаю об, известной помощнице всем русским паломникам, гречанке - Марии. Идем к ней, слава Богу, она уже с утра пораньше в своем ресторанчике, Просим помощи, нужна связь с русским монастырем. Тут раздается гудок первого отходящего парома на Афон. Сигнал начала нашего  общения с афонскими монашескими традициями получен, афонское время пошло. Мария спокойно нам говорит,  идите в конец деревни на краю Уранополиса к «Русскому кунаку», к Геннадию, он поможет. Мы отправляемся в указанном направлении, солнце уже начинает пригревать. Кругом средиземноморская растительность, невдалеке плещется лазурное море.  На окраинах города настоящая деревня, не души, дома за высокими оградами и закрытыми воротами почти все одинаковые. Через некоторое время встречаем, наконец, женщину. Она показывает дом - «Русского кунака». Нажимаем на звоночек у ворот, ждем. Через некоторое время появляется разбуженный Гена. Объясняем ситуацию. Он, немного ворча на паломническую службу,фотографирует Никитин паспорт, берет номер телефона Никиты. Говорит: - Ждите, перезвоню! Мы спрашиваем нужно как-нибудь отблагодарить за хлопоты, он смиренно отказывается.

Мы возвращаемся к конторе «визовой службы» сидим рядом с дверями в надежде получить нужный сигнал из монастыря. Никита читает акафист «Троеручице», я «Экономиссе». Еще есть несколько паромов, Бог даст, если сейчас вышлют срочно приглашение из монастыря, можем успеть сегодня выехать на Афон. Через час позвонил Гена, приглашение будет готово только к завтрашнему  дню. Слава Богу! Это уже маленькое чудо,  учитывая многие формальности и бизнес. Сколько людей пытаются на этом зарабатывать большие деньги?

5. Поиск подвижницы Елены и ответов на наши вопросы

 

        Идем в магазин монастырских вин, покупаем хорошее вино из «Иверона». Благодарим Пресвятую Богородицу, хранителей  Ее икон «Иверской», «Афонской» и «Троеручицы»,  идем  отблагодарить Гену. Гена уже не откликается на звонок. Мы вешаем пакет с «благодарностью» ему на ворота и идем дальше к границе с Афоном. Там - на границе с Афоном,  как я понял из рассказов Татьяны Васильевны, мы должны встретить местную подвижницу  рабу Божию Елену, которая хорошо изучила местные  святыни и достопримечательности. Она может много нам рассказать об Уранополисе, его истории. «За ее смирение и подвижничество Господь наградил  Елену определенными духовными дарами, в которых вы сами убедитесь», - так рекомендовала ее Татьяна Васильевна и отец Салафиил.

 Начинаю названивать на, записанный Татьяной Васильевной Филипьевой, телефон. Никто не отвечает. Связываемся с о. Салафиилом, рассказываем о сложившейся ситуации.  Он указывает на важность посещения исторических мест в Уранополисе. Утверждает нас в духовной пользе общения с  Еленой, которую почитают многие  афонские подвижники за подвиг девства, чистоты, за горячую ревность о стяжании благодати. Телефон ее изменился, дает новый телефон, дозванивайтесь. Если что, встретитесь на службе в местном храме. Она там поет на клиросе. Мы  не спеша, добрались до раскопок и остатков монастыря Х века - Зигу, прошли вдоль границы со святым Афоном. На начале временном и пространственном святогорской земли, стали разговаривать о духовных запросах, приведших нас сюда, о призывающей Благодати Божией. Говорили о поисках человеческого предназначения, о высших смыслах человеческой жизни,  о вдохновении, о месте приложения своих талантов, о поиске работы,приносящей духовное удовлетворение, об этике зарабатывания денег, о человеческих взаимоотношениях, о воспитании детей, о покаянии, об изменении себя. О важности правильно и четко сформулировать вопрос и запрос, в предвкушении встречи с духоносными людьми. Быстро пролетело время до обеда. Мы снова пришли в ресторанчик  гостеприимной Марии, спасшей  наше  дальнейшее паломничество. Пообедав отправились в храм.

 

6. Подвижница Елена

 

В храме на службе мы и встретились, наконец, с Еленой - местной подвижницей. Елена приехала десять лет назад сюда в паломничество из Москвы и осталась у подножия Святой Горы. Местная подвижница оказалась женщиной немного старше среднего возраста с седеющими темными волосами, с греческими чертами лица, эмоциональная, открытая для общения. Елена объяснила, почему мы не могли  дозвониться,  готовилась к престольному празднику, работала в храме, телефон был отключен. Присматриваясь к нам, она объяснила, что много времени нам уделить не сможет. Минут пять после службы.   Мы были и тому рады, так как нам ее  рекомендовали, как православную подвижницу, которая поможет нам сформулировать и, возможно, ответить, на волнующие нас духовные вопросы. Напоминаю Никите слова апостола Павла из евангельских чтений, текущего дня: - «Господи, что повелеваешь мне делать? И Господь сказал ему: встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе делать» (Деян.8:6).Эти слова из Деяний Святых Апостолов, приуроченных к сегодняшнему дню, прочитал еще перед паломничеством. Но думал,  при чем тут город, если мы должны быть в этот день в афонских обителях. А вот Господь судил иначе. Мы в «небесном городе», как переводится Уранополис.  Теперь ждем  Господнего вразумления, что нам делать.

Служба прошла на одном дыхании, дух византийского пения, древние лики византийских святых, одухотворенная обстановка. Мы молились, чтобы Господь и Пресвятая Дева открыли нам дальнейшие пути.

7.«Афон - преддверие рая»

       После службы Елена подошла к нам и сказала, что можем немножко прогуляться по морскому берегу. И потихоньку стала рассказывать: -

Для многих паломников Уранополис ассоциируется с местом, откуда отходят корабли и отправляются люди на святую гору Афон. Название переводится как «небесный город», произошло от имени языческого еще бога Урана, пророчески люди предвидели «Преддверие уже истинного небесного Рая». Самой известной «достопримечательностью» Уранополиса является  близость к святой горе Афон и расположенной на ней монашеской республике. Именно отсюда паломники начинают свой путь к святогорскй земле, здесь они получают правильный настрой перед вхождением в монашескую республику. Но когда-то давно, здесь в восточной части Уранополиса находился монастырь Зигу, посвященный Илье-пророку. Афон начинался уже здесь» И, словно по секрету, делится Елена, - До сих пор он и начинается здесь».

 Мы  пешком двигались к началу Афона. Елена, забыв про «ограниченное» время, стала давать нам правильный настрой для понимания смысла  нашего паломничества, невольно отвечая на многие наши вопросы.

    «Афонская земля - преддверие Рая. Афон начинается уже здесь, многие это не знают, особенно женщины, которым нельзя ступать на святую афонскую землю, но кто стремится в преддверие Рая, тому многое открывается. Ведь здесь, где мы сейчас идем,  в этих местах на окраинах византийского поселения стали селиться первые подвижники, афонские монахи-аскеты. В 958г. преподобный Афанасий, будущий основатель святогорского монастыря Великой Лавры, впервые появился на Афоне здесь «при так называемом Зигу», где начинает свое афонское послушание под руководством местного старца-аскета. Монастырь Зигу в честь Пророка Ильи - единственный, куда женщинам войти можно. Это место нельзя назвать монастырем в привычном понимании, для обычных людей здесь просто крепостные руины на месте бывшего монастыря. Но незримо здесь продолжает действовать, может быть, первый афонский монастырь где, продолжают свою молитву незримые старцы».

«Видеша избранницы Господни скоропреходящую славу мира сего: богатство непостоянно, счастье скоротечно, скорби же, печали и отчаяние и всякия злоключения приснии спутницы жизни сея есть, в конце же смерть телесная всем людем неизбежна, святою же верою вечныя селения созерцаху»

(Из Акафиста Иконе Богородицы в честь Иконы Ея АФОНСКАЯ)

 Проводя по местам  молитвенных и трудовых подвигов тех первых православных подвижников, остатков сооруженных ими, монастырских стен, сделанного   более тысячи лет назад колодца, водопровода, поилки для скота. Елена, как бы вопрошала, чувствуете ли вы устремленность и приверженность к Господу Богу этих первых монахов-отшельников, руководимых Небесной Покровительницею Афона - Пресвятой Богородицей.

«Радуйся мира видимаго и невидимаго о Бозе Владычице; радуйся, в селения рая небеснаго Руководительнице»

(Из Акафиста Иконе Богородицы в честь Иконы Ея АФОНСКАЯ)

«Ангельский чин - высшая форма подготовки к Раю, к вечной радости пребыванию со Христом. Высшее устремление человека, созданного по образу и подобию Божию. Высшее проявление желания к возращению  себе домой, в свой дом».

«Сила Вышняго осеняет всех в преподобии и святости и в правде живущих, иже возненавидеша суету мира сего и бежаша во святыя монашеския обители и тамово образе ангельском, вземшена ся благое иго Христово»

(Из Акафиста Иконе Богородицы в честь Иконы Ея АФОНСКАЯ)

  «Как  воспитывать детей? Как воспитывать правильно мальчиков и девочек? Адам и Ева были созданы   Богом  без  всякого пола,  для ангельского жития. Уже потом после грехопадения стали видны различия и даны Господом наказания, наказы Адаму - Мужу и Еве-Жене. Дети должны видеть живой пример ангельского чина, ангельского жития. Если вы  родители не сможете показывать пример ангельского жития, возите детей в настоящие монастыри, которых сейчас немного осталось. Дети должны воспитываться в любви к молитве. А молитва принесет им не только мирное житие, но и неописуемую радость жизни.

«Радуйся, спасшая весь род Адама падшаго;. Радуйся, юным целомудрия наставнице; радуйся, о всех людех благая печальнице»(Из Акафиста Иконе Богородицы в честь Иконы Ея АФОНСКАЯ)

 

«Однажды на лодке меня свозили к берегу Карульи  и, мне передался молитвенный дух незримых старцев. Дух их отшельнического жития, дух устремленности к Небу. Не описать словами. «Не знало сердце той радости, не приходило то на ум человеку, что готовит Господь, любящим Его». Это все о Благодати.  Благодать, стяженная тысячелетием молитвенного делания, отшельнического жития афонских иноков, незримых старцев.  Скучает с тех пор душа моя о той благодати, скучает душа моя о Господе. А дети - эту благодать быстрее воспримут, и сохранит их эта молитвенная благодать от многих бед»

«Благодать подает всегда Пресладкий Спаситель наш всем рабом Своим, в преподобии и святости подвизающимся на поприщи земнаго жития»(Из Акафиста Иконе Богородицы в честь Иконы Ея АФОНСКАЯ)

«Вам мужчинам сам Бог велел и Пресвятая Богородица,  пока жив Афон, пока идет молитва в Котунаках, приезжать как можно чаще, самим и привозить своих детей, своих близких. Приезжать и зачерпывать благодать  там, в этом месте Земного преддверия небесного рая». 

Рассказ Елены был отзвуком-толкованием, много раз прочитанного мною, ею же духовно  раскрытого, Акафиста ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ В ЧЕСТЬ ИКОНЫ ЕЯ АФОНСКАЯ («ЭКОНОМИССА»).

Не отвечая прямо на наши житейские вопросы, Елена  нам отвечала с позиции Вечности: - «Необходимо стремиться обрести Камертон духовный а, в его звучании решаются и все вопросы суетной земной жизни»

...За разговором мы подошли к причалу, от которого завтра  утром должны будем отправиться к монашеским обителям. Елену по дороге все встречали приветливо, улыбались, махали рукой. Перед отъездом на Афон мне предали сухарики, которые проехали с «крестоходцами» в автомобильном Крестном ходе «Святая Русь» от Владивостока до Иванова. Эти сухарики  как духовную связь с молящейся Святой Русью мы подарили Елене.

 

8. Поклонение «Троеручице»

Рано утром следующего дня мы опять с волнением в «афонской визовой службе». На этот раз благополучно получен Никитин Диамоннтрион. Покупаем билеты, заходим позавтракать к Марии, нас обслуживает неторопливо ее помощница, мы уже в ожидании новых искушений немножко нервничаем  и, быстро расправившись с завтраком, устремляемся на паром.

Паром «Агиа Анна», прогудев, отчаливает в тысячелетнюю монашескую республику- Афон. Менее чем через час мы на пристани Иваница. Вышли вдвоем. Вокруг ни души. В домиках у пристани никаких признаков жизни, все закрыто. Раннее утро. Читаем объявления в беседке, изучаем местность. Маршрутка по расписанию через несколько часов. Вдалеке у моря работает грейдер. Солнце поднимается, становится все жарче. С горы спускается большой самосвал. Разворачивается к загрузке гравия. Голосуем. Серб -Радомир любезно приглашает подвезти до Хиландара. До него километров 12. Если подниматься по жаре, часа три хода. Минут через 20 мы в сербском монастыре Хиландар. С небольшими хлопотами и волнением нам открывают храм, где висит главная святыня монастыря «Троеручица» Иоанна Дамаскина.

Чудотворная Икона Божией Матери «Троеручица»

Прикладываемся с благодарностью к нашей «Заступнице» при получении Диамоннтриона Никита Ей сугубо молился.  И к серебряной раке преподобного Симеона мироточивого, основателя монастыря.  В монастыре идут восстановительные работы после пожара, поэтому не совсем уютно и гостеприимно встречают нежданных русских паломников.

 9. Молитва-покаяние иеросхимонаха Рафаила

 

Спешим  к маршрутке, нам надо быть во время на пристани, где лодочник -отец Сергий нас должен забрать в келью иеросхимонаха Рафаила (Берестова). Спускаемся в маршрутке с сербскими паломниками к пристани. Подождав немного, видим на горизонте о.Сергия. Подплывает лодка, пришвартовавшись, из нее вылезает пожилой седой грек, он едет от о. Рафаила. В последствие  братья поведали, что греческие геронты Гавриил, папа Янис и др., особо почитаемые на Афоне, часто направляют к старцу Рафаилу по сложным духовным вопросам православных паломников из разных стран, разных национальностей.

Родное русское, обгорелое от солнца лицо о. Сергия приветливо улыбается. Радостно  увидеть его в черной спортивной шапке набекрень, из под которой выглядывает один веселый голубой глаз; увидеть здесь на Афоне настоящего русского инока, которого ни с кем  не спутаешь. Неуклюже запрыгиваем в лодку и отправляемся в русскую келью о. Рафаила.

    Нас гостеприимно встречают, показывают, где будем кушать, где отдыхать, где молиться. Для тех, кто первый раз на Афоне небольшой «колоритный» инструктаж, как соблюдать меры безопасности от укусов ядовитых змей и насекомых. До обеда еще успеваем покопать борозду на маленьком огородике по просьбе одного из братьев. В установленное время приходим на обед. После трапезы, поднимаемся в верхнюю келью к о. Рафаилу, находим всех в трапезной. Благословились у о. Рафаила, попили чайку за общим столом. Потом попросили поговорить наедине  с батюшкой. Сначала пошел Никита. Остаюсь его ждать у небольшой уютной келейной церквушки в честь  Похвалы Божией Матери. Где-то,  через полчаса выходит, умиротворенный беседой со старцем, Никита. После длительной подготовки, как правильно спрашивать о своих   духовных сомнениях и нестроениях у старцев, молитв, наших бесед, наполненных света, рассказов  Елены, у него уже стало четче проясняться новое видение, созрели ответы на многие, беспокоившие его вопросы. Отец Рафаил только утвердил и закрепил, созревшие внутри Никиты, ответы. Сразу же после Никиты захожу к батюшке со своими вопросами и вопросами моих  друзей. Получаю развернутые ответы, перекликающиеся с Елениными рассказами, настрой на покаянную молитву и заряд  благодати для дальнейших действий. Батюшка просил оставить записочки для поминания, что я и сделал.

        Далее были вечерняя служба, исповедь подготовка к причастию. Во время службы заметил объединительное покаяние Игуменье Афона - исповедь белорусских, украинских и русских паломников. Славянские православные братья под покровом Божией Матери впитывают на Афоне традиции исихазма, традиции исповедания «неотмирного» Православия, традиции  «умного делания». В маленькой церкви «Похвалы Богородицы»  на горном обрывистом склоне тесновато, там молятся и поют на клиросе несколько братий. Остальные размещаются вокруг, кто у окон, кто на табуреточках в тени деревьев. По очереди заходим на исповедь. Привычно звучит «детский» голосок батюшки,  настраивающий на покаяние и молитву Иисусову: «Самоукоряйся, повторяй: я хуже всех, грешнее всех, я прах и пепел.  Я ... и мерзость...    Я знаю давно, что я увы,  - ..., гордый, злой, блудный, сребролюбивый, тщеславный, жестокосердный, ленивый, сластолюбивый...»  Каюсь, каюсь, каюсь!!!

Отец Рафаил с медалью «За Победу!»

Напоследок о. Рафаил сказал: -  «Тем, кто ищет Иисусову молитву  нужно иметь Покаяние и Любовь. Быть смиренным и кротким. Всячески разжигать в себе Любовь ко Христу и Его Кресту. «...во Христа крестихомся, во Христа облекохомся» (Гал. 3, 27)  

Никита после  исповеди пошел к морю привести чувства и мысли в порядок.

После всех передвижений, впечатлений, размышлений, молитв быстро засыпаем в своей гостиничной келье. Проснулся рано,  дочитал Последование ко Святому Причащению у нижнего храма. Вскоре подошел Никита, и мы  стали подниматься по горной тропе с передышками к верхнему храму Похвалы Богородицы. Воскресная служба прошла ритмично на одном дыхании. Батюшка сказал вдохновенную проповедь о надежде на милость Божию, по евангельской истории об исцелении  расслабленного. Едва мы успели причаститься, подходит о. Сергий говорит: «Надо поспешить к лодке!»

   Мы в быстром темпе спускаемся по тропке, забегаем за вещами и вприпрыжку, по усыпанной камнями тропе, бежим к лодке. Опаздывать на паром в таком сжатом паломничестве просто не имеем права. Отец Сергий, которого просто хочется называть Сережа, спускает свой резиновый баркас на воду, мы запрыгиваем со своими рюкзаками,  отчалили... Отец Сергий дергает раз за разом  заводной стартер, мотор молчит. Лодку уже прибивает к прибрежным камням. Мы отталкиваемся веслами, молча молимся. Вспоминаю о своей речной молодости, о русских моторах: «Вихре», «Москве», «Ветерке», о забрызганных свечах. А ту «Ямаха», не подведет, успокаиваю себя. Минут через пять - семь начинается сначала урчание, а потом, набирающий обороты мотор, повез нас обратно к пристани Иваница. Приехали с небольшим запасом времени, успев захватить по пути  еще одного монаха - отшельника из прибрежной кельи.

                                    

10. Агиа Анна

 

     Снова мы на пароме. Наш путь лежит с пересадкой в Дафнии, к пристани Карулья. Перекусив в Дафнии, пересев на другой паром, движемся в сторону Карульи. Многое изменилось после последнего паломничества и на берегу, и в моей голове, поэтому у каждого скоротечного причала спрашиваю: «Это не Карулья?!» Капитан отвечает: «За большим поворотом ваша Карулья». Прошли большой поворот одна пристань «Агиа Анна», другая... Уже спущен трап мы бежим к трапу сначала по палубе, потом по лестнице. Трап уже начал подниматься. Кричим матросу. Он «успокаивает»: «Сейчас вернемся в Уронополис, завтра успеете  выйти на Карулью!» Кричим капитану, он говорит: «Высажу после разворота на «Агиа Анне»». Высаживаемся  на пристани «Агиа Анна».

 Почему мы стремились в Карулью? Потому что оттуда я знал дорогу в скит «Агиа Анна». У выхода с пристани нам показали, по какой тропе подниматься. Начали восхождение. С передышками, с остановками, ощущая каждые сто грамм в своем рюкзаке, успевая любоваться открывающимися видами и красотами Поднебесного Сада Богородицы, мы двигались вверх, на перепутьях, разбирая красные стрелки на указателях  «Агиа Анна».

Скит Агиа Анна виднеется в верху

Как только на одной из келейных веранд, захотели сверить маршрут, услышали голоса. Спускалась группа паломников из трех человек. Это оказались паломники из Кипра. Один из них - Дима, родившийся в Молдавии, хорошо говорил   по-русски. Он сказал, что мы находимся в пяти минутах ходьбы до скита «Агиа Анны».  Игуменья Святой Горы - Пресвятая Богородица, оказывается, развернула нас от высадки в Карулье и направила нас более коротким и легким маршрутом к скиту своей родительницы - праведной Анны. Да еще для нашего утешения послала нам опытного переводчика и знатока Афона - Диму. Если хотите пообщаться с афонским старцем папой Янисом, предложил Дима, то можете пойти с нашей группой. Мы не планировали заходить к папе Янису  для общения, без русско-греческого переводчика не было смысла. А тут Пресвятая Богородица  сотворила еще нежданную милость.

Подошли к келье папы Яниса. Позвали келейника, объяснили, что за паломники хотели встретиться с ним, он сказал, папа Янис сейчас отдыхает, схожу, спрошу его. Через несколько минут он вышел и сказал, если есть возможность, приходите с 18 до 19 часов. В это время он обычно беседует с паломниками.

Чудотворная икона Святой Праведной Анны

     Дмитрий - наш новый знакомый, смиренно и благоговейно нас успокоил. Вот и хорошо, сейчас поднимемся в скит Агиа Анна, отдохнете с дороги, приложитесь к иконе Праведной Анны, к Ее стопочке, святыням скита, помолитесь, напишете записочки, поужинаем, вместе, не спеша и спустимся к Папе Янису. Так мы и сделали. Все посмотрели, послушали рассказ о ските, его истории, святынях, иконах, фресках  благо с нами был хороший переводчик, приложились не спеша ко всем святыням. Потом нас ждал чисто греческий сытный монашеский ужин с вареными бобами, сухими оливками, с зеленым свежим перцем, с салатом. На кофе мы уже не остались, спешили к папе Янису.

Молитвы и пасхальный тропарь пред ужином и благодарственные пели по-русски, так как за длинными столами из десятков паломников, оказался только один русский батюшка со своим дьяконом. Мы, сидевшие напротив, дружно подпевали. В трапезной, вместившей десятки греков, киприотов, англичан, сербов, американцев, немцев громыхало русское:- «Христос Воскресе из мертвых смертью смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав!» 

Это  пасхальное песнопение,  подкрепляло наши духовно-мистические  беседы и размышления о Москве - «Третьем Риме».

11. Наставление от папы Яниса

Дмитрий - киприотский попутчик был все время рядом, переводил, делился новостями. Сказал, между делом, что в соседнем скиту передали информацию из кельи Климеев, что в сторону скита Агиа Анна ушел их мул с пустой корзиной. Что, возможно, из их скита придут за ним монахи. Но мы и планировали, как раз, после скита праведной Анны и, не запланированной уже, встречи с  папой Янисом, идти в этот скит для встречи с о. Салафиилом, ночной молитвы,  и отдыха.

Спускаемся в келью папы Яниса, уже седьмой час. Получится ли увидеть, почитаемого многими православными христианами известного афонского геронту - папу Яниса? Мы уж и не думали, что удастся с ним побеседовать. Да и вопросов уже практически никаких не было. Спустились, ждем. От жары снимаю спортивную кофту с длинными рукавами. Остаюсь в черной футболке, на которой изображен белый православный крест, по подобию  схимников.  Садимся в ожидании информации от папы Яниса на скамеечку справа от ворот в келью. Дмитрий рассказывает о состоявшихся беседах со старцем - духовником Агиа Анны - о. Петром «О том, как правильно надеется на Бога». И тут на балкончик над вратами в келью неожиданно для нас выходит сам папа Янис. Сразу спрашивает: - Ну, какие у вас вопросы ко мне? Все растерялись. Смотрят на меня как самого старшего по возрасту из нашей группы из четырех человек. Мне пришлось задать самый важный вопрос: что мне делать, чтобы по-настоящему послужить Богу? Папа Янис улыбнулся и говорит:- Занимайся тем, чем занимаешься! Но помни, что Христос всегда ходил в рубахе с длинными рукавами!

Потом последовали вопросы Никиты и других паломников. Один из киприотов, который был у папы Яниса двадцать лет назад, отметил, что папа Янис был раньше более строгим. Отчитывал и строго спрашивал о каждой татуировке на его руках. Настала пора расставаться с дружелюбными попутчиками. Мы сердечно обнялись с каждым. Дима отметил, что это русская традиция так сердечно прощаться. Напомнил ему  русскую классику: - «И каждый раз на век прощайтесь...» Он понимающе улыбнулся. Очень заботливый, внимательный, предупредительный православный парень. Давал мне свой паломнический посох для передвижения по местным спускам и подъёмам, заботливо опекал нас, переводил наиболее интересные рассказы, беседы, местные  истории, подсказывал что посмотреть, где что находится.

 

12. Мул - проводник

В начале восьмого вечера мы отправились по незнакомой ближней верхней дороге в Рождественскую келью Климеев, известную обретением в ней братом Иосифом Муньосом - Кортесом чудотворной иконы Божией Матери Иверской -  «Монреальской». Волновался, думая, что нас заждался там с утра о. Салафиил, с которым целый день не было связи. Да как бы не заблудиться в приближающихся сумерках, на незнакомых горных тропах. 

Пройдя несколько метров от указателя на Катунаки, увидел стоящего мула, еще не верилось, что это тот самый заблудивший мул из кельи Климеев. Подхожу ближе, читаю на корзинном креплении хозяйскую надпись красной краской от Климеев. Дождавшись и встретив нас,  он  уверенно поцокал к своему дому, провожая нас по неизвестным, часто разветвляющимся тропам.

«Пресвятая Богородица - Игуменья Афона! Слава милосердию Твоему о нас грешных!» - звучало в изумленном очередным маленьким чудом  сердце. Пройдя метров двадцать за «мулашкой», захотелось еще воспользоваться его гужевой тягловой силой, благо корзина и крепительные резиновые веревки были на его спине. Но всякую мою попытку догнать и поставить, тяжелеющий  с каждым метром,  рюкзак с посланными книгами, вареньем, моей запасной одеждой и обувью не удавалось. Как только ускорял шаг, примериваясь к закидыванию рюкзака в «мулашкину корзину», мул так   же прибавлял шаг, видимо, не желая нагружаться. Тут уж я взмолился: - Дорогое животное имей совесть, помоги!

Через несколько шагов мул останавливается, догоняю его, взваливаю свой рюкзак в его корзину, привязываю резиновыми веревками. Мул меня после всего этого пропускает вперед. - Мол, иди вперед, как владелец поклажи!

     Двигаюсь налегке и по времени в пути, подсказанному знающими эту дорогу   монахами из скита Агиа Анна, мы должны были быть совсем  близко к цели нашего перехода. И тут незадача, очередная развилка тропинки. Две калитки у двух небольших оград, одна вверх - менее натоптанная, другая вниз - более утоптанная. Осматриваю обе дорожки.  Наверху идут какие-то  строительные или ремонтные работы, стоит недавно остановленная бетономешалка.  Кучи не разбросанного песка, гравия.  Затем спускаюсь на нижнюю дорожку, по которой сразу сначала пошли вместе с мулом. Он там остановился и не желает дальше двигаться. Сбегал вперед по этой дорожке на разведку. Возвращаюсь к мулу,  стоит. Может, пощиплет травку и пойдет.

Мул наклонил голову, взял в рот какую-то смолу, или, обугливавшийся по  краям корень, подержал во рту и выплюнул. Что он этим хотел сказать, я не понял. Посылаю Никиту,  чтобы угостил его чем-нибудь  вкусненьким и застимулировал  дальше показывать нам путь. Мул стоит, ни с места. Мне не терпится добраться до о. Салафиила. Ждать нет времени, скоро стемнеет. Да и мало ли какие заскоки могут быть у родственника ослов. Возвращаюсь к мулу. Глажу, упрашиваю двигаться дальше, ни с места. Тогда беру свой рюкзак. А то загуляет снова где-нибудь с моими вещами, документами, посылками.   Стой сколько хочешь, говорю, У нас нет времени изучать особенности твоего характера.

И отправляемся на самостоятельный поиск своего дальнейшего пристанища. Пролезаем по узким, плохо протоптанным, тропинкам дальше, видим поблизости похожие на келью Климеев домики и ограждения. Мне казалось, попади рядом к искомому месту, то сразу  узнаю. Тем более недавно смотрел небольшой фильм о. Салафиила «Таинственное место обретения чудотворной иконы...» и там была показана памятная калитка-вход в Рождественскую келью Климеев. А тут! ...Как будто глаза и память затуманила пелена.

Пытаемся найти кого-нибудь живого, чтобы спросить, но безуспешно. Вдруг, наконец, из одной соседней кельи  выходит монах. Мы спрашиваем,  он говорит, что мы немного не дошли до Климеев, что нужно возвращаться назад и повернуть направо. Возвращаемся, поворачиваем, оказываемся перед ущельем.

 По дороге в келью Климеев

Теперь-то, понятно, что если спускаться вниз и подниматься из него понадобиться не менее часа. Рассматриваем виднеющиеся  на той стороне ущелья кельи, как ласточкины гнезда на скалах. Узнать не могу! Тут уж надежда на себя совершенно закончилась, вскрылся особо мой грех самонадеянности и слабая, рассеянная молитва. Показываю фрагменты фильма «Таинственное место...»  Никите и он сразу узнает нужную  калитку. Через пять минут мы уже входим в  нее. Внизу у загона для мулов стоит и помахивает хвостом наш «проводник  и помощник», видно, давно уже пришедший коротким путем. Он не захотел идти неправильной дорогой, а мы его не поняли.

13. Молитва  в Рождественской келье Климеев

 

Уже смеркалось, слава Богу, калитка была открыта. Мы вошли внутрь кельи. Прошел по знакомым проходам. Заглянул в храм. В иконописную мастерскую, где была написана Иверская - Монреаальская Чудотворная икона Божией Матери.

Трапезная закрыта. Просто «келья - призрак». Ни души! 

Место  написания Чудотворной  иконы Божией Матери

Монахи, наверное, отдыхают в своих кельях-закуточках перед ночной службой. Внизу услышал какое-то движение. Один из старых монахов выходил по своим делам. Спускаюсь  и обращаюсь к нему. Геронта! Где брат Василий или Салафиил? Он гостеприимно улыбается и уходит звать других келиотов. Приходят три монаха вместе с ним. Один говорит по-русски. Спрашивает - кто мы такие? Да многое переменилось за семь лет, когда мы также под вечер прибрели сюда.  Объясняю, кто мы и откуда, он понимающе кивает головой. Показывает место нашего расположения и отдыха. Зажигает керосиновую лампу, но мы отказываемся из-за тяжелого запаха. Он ропщет, что хорошего керосина сейчас невозможно найти. Позвонили о. Салафиилу, он сказал, что он идет к нам. Нас приглашают в храм на повечерье. Молимся с братьями в уютном скромном храме с шестью стасидиями, расположенными по три, по левой и правой стене. Стасидии упираются прямо в иконостас. Пока мы молились, приходит о. Салафиил. Христосуемся, как будто расстались только вчера после пасхальной службы, а  не виделись уже несколько быстро пролетевших лет.  Братия начинают нас по православному потчевать разными местными вкусностями. Мы согласились на чай  с медом. И за чаем рассказали о. Салафиилу о  своих приключениях и чудесах. В разговоре не раз помянули мученика Иосифа Муньоса Кортеса, который сидел на этих скамейках, беседовал с этими братьями климеями, и отсюда вывез чудотворный Мироточивый образ Богородицы, который сиял потом на весь мир до мученической кончины хранителя иконы от руки сатанистов. Запомнились горячие слова о. Салафиила: - «Ведь что удивительно, Иверская - Монреаальская Чудотворная икона Божией Матери явилась в греческой келье, была написана греками, пошла служить, чудотворить  и раздавать свою   благодать русским  в Русской церкви заграницей. Привез ее от греков к русским  православный испанец чилийского происхождения. Действительно «...нет ни Еллина, ни Иудея .., но всё и во всём Христос». Это ли не братская связь православных греков и русских! Да и кто нам православным ближе православный киприот, грек, испанец, украинец, белорус  или русский безбожник-атеист?» Для меня тоже русский - значит православный. Вспомнил времена К. Леонтьева спор греков и болгар.

 Брат Иосиф  Муньос  и Чудотворная икона

После чая мы пошли отдыхать, так как в три часа ночи вместе с монахами встанем на Иисусову молитву. Когда легли отдыхать, мышцы моих ног стала сводить судороги с нарастающей болью, с трудом сдерживаю себя, чтобы не закричать. «Враг» мстит за наше горное подвижничество.  Своими громкими стонами разбудил  Никиту. Он встает, включает фонарик, ищет освященное масло. Намазываю свои окаменевшие,  скручиваемые судорогой мышцы ног, боль потихоньку отступает. Но так до трех часов и не смог заснуть. Без слов и суеты, как будто это привычное для нас дело, встаем на молитву.

Дожидаемся братию, заходим  в храм. Спрашивают, четки у вас есть?  Мы показываем свои четки. Читаются предначинательные молитвы, затем начинается Иисусова молитва по четкам. После каждой сотни узелков, поочередно определенные возгласы, из которых только понятно «Аллилуя, Аллилуя, Аллилуя». Затем  продолжение молитвы. Да! Видно, какой это  тяжелый, многолетний монашеский подвиг покаянной молитвы за потерянный человеком и человечеством рай. У самого старого монаха периодически из руки падают четки, он сразу наклоняется, поднимает их и  продолжает свое умное делание. Чувствуется что-то особенное, сокровенное в этом напряженной ночном, монашеском «умном делание», многовековой традиции исихазма. Вспомнились слова одного богослова: - «Синоним слова Афон это - исихазм».

Более трех часов молитвы пролетают быстро, хотя мы выходили для бодрствования на балкон, где на горизонте над морем сначала сияли звезды, а затем брезжит рассвет, и из-за гор собирается подниматься солнце. Идем в свою гостиничную келью отдыхать, ложимся. В голову приходят мысли, что все же еще дает Афон паломнику. Дает ритм молитвенный. Дает духовный настрой на молитвенную жизнь, жизнь не от мира сего. Размеренный уклад, обыденность монашеской жизни уводят от суеты мира сего. Природа Афона тоже имеет свое значение. Жаркий солнечный Афон, горные восхождения и спуски, расплавляют рациональный мозг, и привычное восприятие мира. Дают возможность посмотреть на свою суетную жизнь с позиции Вечности.

После небольшого отдыха, поблагодарив гостеприимных хозяев, выходим за калитку. За калиткой прощаемся с о. Салафиилом, спокойно и обыденно, как на пару часов, а может опять на неопределенное, известное только Богу время. И движемся каждый в свою сторону, мы на пристань, он к месту своей уединенной молитвы, но так хотелось, чтобы все мы встретились, больше не расставаясь в, потерянном нами и человечеством, рае.

Пристань Карулья внизу

14. О надеянии на Бога

 

       Спустились к пристани, и на горизонте в скором времени появляется, уже ставший родным, паром «Агиа Анна». Мы покупаем билет и плывем вдоль афонских берегов к  Дафнии. На палубе  встречаем друзей-киприотов. Садимся рядышком, как давние близкие знакомые, породнившиеся в своих духовных и дорожных паломнических поисках. Дима-переводчик продолжает рассказывать уже свои личные истории «о надеянии и уповании на Бога».

На Кипре не принято жить с родителями. Но волею судьбы Диме пришлось жить с тещей. Испытав на себе народную киприотскую мудрость, они с женой  стали молиться и надеяться на решение жилищного вопроса. Заработать молодой паре свое жилье не менее сложно, чем в России. Сначала им подруга предложила сдавать бесплатно ее строящуюся  квартиру, но несколько раз переносилась сдача дома, как и у нас это часто бывает. Но они не переставали молиться и надеяться. И вот, наконец, теща принимает решение строить себе новый дом. А старую квартиру оставляет молодым. Да,  надежда на Бога, о которой говорила Елена,  о. Рафаил, на которую обращал внимание о. Петр из скита Агиа Анна важное место в жизни каждого христианина. Слова о надежде, которые в свете наших нынешних духовных поисков и похождений кажутся такими живыми и подтвержденными каждодневным, полученным уже здесь,  афонским опытом. Да! Так ведь это и есть связующая  нить духовного смысла нашего паломничестванесмотря ни на что, необходимо надеяться на Господа.

15. Расставание с Византией

 

 

Мы с Никитой в конце паломничества

 

     В Дафнии мы расстаемся с друзьями -киприотами. После небольшой передышки, плывем дальше к Русскому Свято - Пантелеймонову монастырю. Монастырь с моря выглядит особенно величественно и грациозно. Русские купола церквей чем-то напоминают Троице-Сергиеву Лавру. В год тысячелетия пребывания русских на Афоне, которое праздновалось не так давно, все здесь было приведено в порядок. Но вот накануне монастырского праздника, на днях сгорела трансформаторная подстанция, нет электричества, паломников не принимают. Передаю многочисленные записки из России  знакомым батюшкам  для поминания здесь - в единственном Русском монастыре на Афоне. Здесь, уже более тысячи лет монахами Русской православной церкви возносится непрестанная молитва ко Господу и Его Пречистой Матери -  Игуменье Святой горы, которая, как мы убедились, быстро услышанною и исполняемою Ею бывает.

По возвращении в Уранополис быстро собираем вещи, обедаем на прощание у Марии. Наш водитель, Александр, уже поглядывая на часы, поторапливает нас. До вылета в Россию мы должны заехать в Салониках в Базилику св. Дмитрия Салунского и храм прп. Григория Паламы.

Все дела на афонской земле, пока, завершены, вперед к новым святыням и к новым духовным подвигам!

Салоники древнейший византийский город, который нуждается в отдельном посещении. Но даже посещенные вкратце храмы оставляют сильное впечатленье своей архитектурой, своими святынями, удивительными иконами и росписями. Благодать, полученная нами во время паломничества, здесь осмысляется и вербализируется в слова.

Вспомнились часы в келье у Климеев, показывающие византийское время и провидческие стихи, сфотографированные мною из книги «Последний Афон» о живом прикосновении к нему...

16. Византийское время

В завершение своих заметок об Афоне мне хочется привести упомянутые в начале стихи монаха Салафиила (Филипьева), в прошлом - инока Всеволода.

Византия, я тебя не знаю,

Так далек огонь твоих костров,

но как эллин православный чаю

видеть над Царьградом Крест Христов,

видеть над Стамбулом наше знамя

с надписью златой: «Сим победишь»

и к Причастию в Софийском Храме

подойти... Как жаль, что ты молчишь.

Византия, горестная птица

Свечка, принесенная Христу

Ночь афонская. Пришла пора молиться.

Воин византийский - на посту.

Жив Афон - как Византии семя.

На Афоне веру не убить,

Здесь осталось византийским время,

чтоб молитву  вечную творить.

Из разговоров с отцом Салафиилом и другими русскими, и греческими афонитами, я вынес их сердечную боль о начавшемся недавно разделении в Православии. Конечно, бывали долголетние разделения, как, например, между Русской Зарубежной Церковью и Московской Патриархией, которые по милости Божией потом уврачевывались. Но не всегда так бывает. Большую роль носителя духа мирна, и одновременно защитника Православия, всегда имела и имеет Святая Гора Афон. По обетованию Пресвятой Богородицы - Афон - это Ее удел до конца времен. Есть такое предание, что монахам нужно уходить с Афона, если Иверская Икона Сама покинет его. Но Иверская Икона сейчас на Афоне! И, кроме того, есть предание, что в горной части вокруг самой вершины Афона монахи будут жить всегда, а последнюю литургию совершат на вершине в храме Преображения двенадцать невидимых старцев.

Потому особенно больно слышать заявления наподобие того, что, мол, нельзя ездить на Афон, там раскол. Получается, что Матерь Божия говорит, что Афон - это Ее удел, а люди запрещают ездить в этот удел! Это же хула на Матерь Божию... Горько.

Да и посмотрел я на Афоне простых греческих верующих. Они с болью и недоумением говорят о том, что теперь лишены возможности ездить по святыням России, например, к блаженной Матроне, которую очень почитают. Их ведь не допускают до Причастия в России, если они чада Константинопольского Патриархата. А они говорят: «Мы против экумениста патриарха Варфоломея, который сидит далеко в Константинополе. Почему мы должны отвечать за его преступления!?» Ведь сейчас получается, что если греческий афонский старец приедет в Москву, ему не дадут ни исповедовать верующих, ни сослужить в храме. Кому-то очень выгодно отколоть Святой Афон от России. Чтобы не было этой святой благодатной духовной связи.

Вся это ситуация уж слишком напоминает двойную провокацию! Кому она выгодна? Только сатане и врагам Православия, даже если они прикрываются красивыми церковными словами.

Вместо того, чтобы запрещать ездить на Афон, нужно наоборот, призывать всех русских ездить туда как можно чаще. Дабы поддерживать наших монахов, наш Русский Афон, а кроме того, чтобы духовно общаться с братьями православными греками, с афонскими старцами, и совместно укрепляться в борьбе против экуменистов, модернистов, обновленцев, самосвятов и раскольников. Сила Православия в его единстве! Пресвятая Богородица, помогай нам!

 Святая Гора Афон, 2019 г.

 Александр Федорович Чернавский,  педагог-психолог, общественный деятель